“Почему так много ненависти к донецким и россиянам?”

0














Россияне не должны тешить себя надеждами, что пройдет два-три года – и все, стерпится-слюбится…

Необходимо было погибнуть тысячам, чтобы узнать: русский стреляет без предупреждения, и, если хочешь выжить, застрели его первым.

Это давалось нелегко – мы верили, что те, кого нам долго навязывали в братья, не могут поднять на нас руку. Эту веру нужно было срубить на корню. А для этого – крепко возненавидеть.

Конечно, ненавидеть – плохо. Ненависть медленно убивает тех, кто ее испытывает. Но, если необходимо быстрое спасение и стремительная мобилизация – она бесценна. “Ненависть к бывшему колонизатору, – писал историк Фернан Бродель, – надежный цемент при строительстве новой республики”.

Но сегодня ее сменило нечто другое. Четыре года войны – слишком много для ненависти. Отложилось и сформировалось новое горючее для мобилизации сил и нервов – условный рефлекс.

Мы и в нашей современной жизни все еще инстинктивно пытаемся раздавить ядовитого паука или убить змею, хотя уже давно каракурты не забираются к нам в обувь, а гадюки – в наши постели. Инстинкт самосохранения оберегает нас. Потому что те, кто был слишком беспечен, не выдержали эволюционного отбора.

Сколько поколений придется нам жить рядом с Россией, ядовитой как паук и скользкой как змея? Может быть не один десяток. Будущие поколения сформируют те, кто, не задумываясь, способен будет дать отпор. “Если не научишься стрелять быстрее, чем думать, – говорил герой Гарри Гаррисона, – то не выживешь”.

Недавно прочитал в ФБ о таком случае. Учительница, объясняя правила перехода улицы, спросила детей, что надо делать, если увидишь зеленого человечка? “Убить!” – мгновенно среагировал один школьник. А речь всего-то шла о светофоре на пешеходном переходе…

Россияне скажут: “Какой ужас!”. Да, ужас. Но пока вождь соседней страны рассказывает всем, что Украины и украинцев не существует, а цвет российской интеллигенции обсуждает планы блицкрига на нашу территорию, этот “ужас” будет частью школьного воспитания. Как прививка от пацифистского столбняка.

Россияне не должны тешить себя надеждами, что пройдет два-три года – и все, стерпится-слюбится. Не стерпится, просто отношение как к врагу перейдет из эмоциональной в эволюционную фазу.

К так называемым “донецким” у нас совсем другое отношение. Много тепла осталось. И они для нас, в отличие от черного “русского мира”, многоцветны. Потому что нет такой единой страты – “донецкие”, нет такой идентичности. Те, кто остался на оккупированной территории – очень разные.

Есть “упоротые” – такие, кто всю жизнь ненавидел все украинское, на крови украинских активистов праздновал приход “русвесны”, издевался над пленными солдатами. Есть ли у нас хоть малейший повод не испытывать к ним ненависти?

Есть еще одна категория – “послушные”. Те, кто принимает любую власть, лишь бы не трогала. Они охотно идут на службу в оккупационные структуры, обустраивают жизнь в донбасском анклаве, по первой команде московских кураторов идут в “депутаты” квази-парламентов и псевдо-советов, и даже, могут там покорно голосовать за смертную казнь.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий